Содержание

Схематичное объяснение действий повысило доверие людей к роботу

Mark Edmonds et al. / Science Robotics, 2019

Американские инженеры научили робота перенимать у людей навык открывания банок, а также объяснять планируемые действия несколькими способами. Эксперименты на добровольцах, которым робот объяснял свои действия разными методами, показали, что объяснения в виде последовательности базовых действий, совмещенные с их графическим схематическим представлением, обеспечивают наибольшую уверенность в действиях робота со стороны людей. Статья опубликована в журнале

Science Robotics.

Некоторые исследования в области робототехники направлены не на создание самих роботов, а на исследование аспектов восприятия роботов людьми. Например, существует феномен «зловещей долины», заключающийся в том, что увеличение реалистичности робота делает его более привлекательным лишь до определенного порога, после которого реалистичность вызывает негативные эмоции. Есть и множество других аспектов, влияющих на доверие между людьми и машинами, в том числе ясность текущих действий и намерений машины. К примеру, разработчики беспилотных автомобилей, такие как Ford и Mercedes, экспериментируют с различными световыми сигналами, позволяющими пешеходам понимать планы беспилотников и меньше бояться их на улицах.

Инженеры под руководством Сон-Чхон Чжу (Song-Chun Zhu) из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе провели исследование с целью понять, каким образом роботы могут объяснять свои действия людям. Авторы провели исследование на примере простой и распространенной задачи: открывание банки, причем с защитным механизмом.

В качестве аппаратной платформы они взяли популярного среди исследователей-робототехников робота Baxter с двумя руками, торсом и монитором вместо головы. Кроме того, они использовали перчатку с датчиками, которая позволяет во время сеансов откручивания крышек записывать как положения всех частей кисти, так и усилия, прикладываемые к банке и крышке.

В поставленном эксперименте робот наблюдал за людьми через данные перчатки, а после этого строил схематическое высокоуровневое представление этой задачи (например, «схватить банку, нажать на крышку, повернуть крышку») и создавал с помощью нейросетевого кодировщика аналог действий человека с учетом различий в строении человеческой руки и робоманипулятора. Метод обучения через демонстрацию основан на предыдущей работе авторов, а кроме того, ранее другие исследователи уже создавали подобные системы, причем даже более впечатляющие, например, робота, способного повторить действие за человеком по одному примеру.

Главное новшество работы заключается в исследовании и сравнении методов объяснения действий робота. Авторы сравнили четыре типа таких объяснений: через видеозапись робота, откручивающего крышку, через последовательность базовых действий, через схематическую анимацию с визуализацией усилия, а также через текстовое описание, изложенное простым языком.

Типы объяснений: видео, последовательность действий, схематичная анимация и описание простым языком

Mark Edmonds et al. / Science Robotics, 2019

В исследовании участвовало 150 человек, которых случайным образом отнесли к одной из пяти групп. Видеозапись показывали участникам каждой группы, а четыре группы из пяти помимо нее также получали объяснения одним или двумя другими методами из списка:

Группы участников эксперимента и соответствующие им типы объяснений

Mark Edmonds et al.

/ Science Robotics, 2019

После наблюдения за действиями робота и объяснениями участников просили оценить доверие к действиям робота, под которым в этом исследовании авторы понимали рациональную составляющую доверия, а не эмоциональную. Затем им показывали еще одно похожее действие и перед этим просили предсказать планы робота.

Выяснилось, что наиболее высокие оценки по обоим параметрам (доверие и предсказуемость) дали участники группы, которой показывали объяснение в виде последовательности базовых действий и схематической анимации. Участники группы, которая получала только последовательность базовых действий дала практически такую же, хотя и немного меньшую оценку.

Оценки доверия и предсказуемости по группам

Mark Edmonds et al. / Science Robotics, 2019

Помимо понятных объяснений, роботы могут использовать и другие методы для того, чтобы повысить доверие людей или стать привлекательнее в их глазах, например, выражать иронию и совершать ошибки. Исследования также показывают, что иногда доверие к роботам может быть сильнее здравого смысла, к примеру, в экстренных ситуациях.

Григорий Копиев

Тотемные животные открытого ПО | Мир ПК

Трепетное отношение разработчиков открытого ПО к братьям нашим меньшим прослеживается в том, как они выбирают животное — символ своего детища. В предыдущей статье («Мир ПК», №2/06, с. 60) я рассказывал истории рождения пингвина Такса, чертенка Бести и рыбы-ежа Паффи. Все они — признанные тотемные животные соответствующих операционных систем. Я обещал продолжить эту тему, и сейчас вы узнаете, кто символизирует целое сообщество открытых программ и отдельные открытые приложения, почему утконос так хорошо вооружен и на что способны программисты-язычники из Индии.

Голова антилопы гну

На Руси считалось, что увидеть зубра — к счастью. Примерно то же можно сказать и о животном с международной известностью. Изображение головы антилопы, называемое в народе wildebeast (дикий зверь), приносит удачу тем, кто использует бесплатное программное обеспечение с открытым исходным кодом.

Голова гну не менее известна, чем голова профессора Доуэля, и почти столь же интеллектуальна. Присмотритесь внимательно, и вы увидите, что это далеко не рядовой рогатый скот. Его (или ее) ухмылочка по загадочности может конкурировать со знаменитой улыбкой Джоконды. Это внимательное, доброжелательное, умное млекопитающее снисходительно взирает на происходящее в цитадели открытого ПО — организации FSF, основанной самим Ричардом Столлманом, создателем знаменитого редактора Emacs.

Есть мнение (и автор с ним вполне согласен), что между лицом Столлмана и головой гну наблюдается определенное сходство. Конечно, интересно было бы сравнить оригинал и черно-белую копию полномасштабно, а не по фрагменту, где от Столлмана осталось меньше, чем от серенького козлика с его рожками да ножками. Зато красующиеся на голове гну загнутые рога впечатляюще могучи. Вспомнив известную пословицу «Бодливой корове бог рог не дает», можно с уверенностью сказать, что голова этой антилопы (и, видимо, Столлман также) обладает миролюбием Махатмы Ганди. Возможно, именно такой и была задумка художника Этьена Савэйза, выполнившего этот рисунок и несколько других в рамках разработки дизайна обложек для публикаций FSF. Позднее Петер Гервински создал более детальную версию рисунка с разрешением 1200х1200 точек.

Величественная рогатая голова и поныне венчает веб-страницы проекта GNU (Gnu is Not Unix), объединяющего целое стадо разработчиков открытых программ. Тут и своя малораспространенная операционная система Hurd, и такие популярные в среде Unix программы, как vi, Emacs, Midnight Commander, и многое-многое другое.

Ареал обитания священной антилопы не ограничен. В 1997 г. голова гну стала появляться на футболках GNU, на визитках и даже на банковских картах. И разумеется, она украшает обложки множества печатных изданий. В связи с этим нужно сказать, что распространение печатной продукции, недорогих дисков с открытым ПО и сувениров — общепринятый способ выживания сообществ, подобных FSF.

Жаль только, что голова гну до сих пор существует лишь в черно-белом варианте: монохромность не способствует популярности. Надеюсь, что мы еще увидим ее красивой и обновленной. Или по крайней мере цветной. Хотя Столлман — представитель белой расы, в том-то, наверное, и дело…

Утконос вооружен и опасен

OpenDarwin — своеобразный питомник открытых программ, где царит утконос Хексли. Его оригинальная амуниция состоит из трезубца Посейдона и рогатого шлема тевтонского рыцаря. Казалось бы, где настоящие арийцы, а где утконосы? Чертовщина какая-то!

Шлем с рогами и гигантская вилка о трех зубьях достались Хексли от его дядюшки Бести. Про этого замечательного чертенка, символизирующего системы на основе BSD, я рассказывал в предыдущей статье. Мирный утконос унаследовал агрессивные чертовы аксессуары по праву кровного родства.

Ядро Darwin действительно включает часть кода BSD, а сама система содержит множество системных программ, утилит и библиотек, перенесенных в Darwin и, следовательно, в Mac OS X непосредственно из открытой системы FreeBSD. В оригинальном варианте дизайна на шлеме утконоса было также изображение надкушенного яблока, но Apple Computer попросила убрать его, дабы сохранить чистоту торговой марки.

Что касается самого утконоса, то, согласитесь, трудно выбрать более подходящий образ для системы, полученной путем непрестанного скрещивания и генетического модифицирования совершенно разных видов. В результате этот зверек великолепно себя чувствует и на суше, где царствуют процессоры Motorola, и в воде, свободно рассекая среди плавающих запятых на процессоре Intel.

Нарисовал утконоса разработчик Джон Хупер, и он же окрестил зверька Хексли, полагая, что называет его в честь ассистента Чарльза Дарвина. Хупер ошибся, причем дважды. Во-первых, знаменитый английский биолог Томас Генри Хаксли не был помощником Дарвина. Он просто активно защищал его теорию, за что и получил прозвище «дарвинский бульдог». Во-вторых, фамилия знаменитого английского биолога Томаса Генри Хаксли пишется на английском Huxley, а не Hexley, так что воинственному утконосу досталось вполне оригинальное имя. Хотя некоторое сходство с бульдожьей мордой в его толстомясом клюве наблюдается. Впрочем, жизнь у Хексли далеко не собачья: компьютеры Apple конурой не назовешь.

Здоровая агрессия и хорошее вооружение уже помогли ему справиться с трудностями перехода на корабль Intel, а открытость, дружественность и чертовское обаяние помогут завоевать сердца команды и пассажиров.

Джагги — парень что надо

Символ пользователей виртуальной машины Java — отменный парень, самец птицы, обитающей на острове Ява. Его имя Джагги. Пальмы и парни в тех краях просто обязаны быть на уровне, поэтому птица прекрасно выглядит, отлично поет и несет в себе потрясающе оптимистичный заряд.

Джагги — постоянный член сообщества «крутых» парней, разработчиков и пользователей Java. У него также очень хорошие отношения с двоюродным братом пингвином Таксом, хотя в отличие от последнего Джагги любит летать и предпочитает более жаркий климат. Повстречать на жизненном пути птичку Джагги — к приключениям. О характере этого пернатого парня лучше всего говорит его происхождение.

Джагги относится к виду птиц Ява Финч. Они обитают в Индонезии на острове Ява, известны также как Java Sparrows и Java Rice Birds. Его массивный клюв выглядит угрожающе, но на самом деле это очень миролюбивая птица, способная найти общий язык с иными видами. Как и разработчики на Java, собратья Джагги любят летать стаей и работать вместе. Известны они тем, что могут преодолевать препятствия и проникать куда угодно.

Джагги птица вольная и не ограничивает себя пребыванием в Индонезии. Над ее имиджем хорошо поработали в бразильской группе пользователей Java. Сделали пластику клюва, одели в стильный пиджак, научили плутовато улыбаться и показывать большой палец в позитивном жесте. Описанное изображение Джагги свободно распространяется по очень либеральной лицензии Creative Commons License. Любая группа пользователей Java, сокращенно JUG (Java User Group), может применять данное изображение при разработке своей собственной символики.

Если вы фанат Java и хотите завести дома настоящее тотемное животное всех пользователей этого языка программирования, то на сайте http://eFinch.com есть масса полезной информации о содержании в домашних условиях замечательных птиц вида Ява Финч.

Да! В отличие от пингвина Такса настоящий Джагги сможет жить у вас дома.

Не родись Годзиллой

Похоже, судьба тотемного животного программы Mozilla была предрешена заранее. «Мозилла» — та же Годзилла. Назвали браузер вымершим животным — оно и вымерло, хорошо, хоть сам браузер уцелел! Впрочем, эта монстрообразная программа, сочетающая в себе функции браузера, редактора, почтового и IRC-клиента, успела породить массу жизнеспособных животных. Б?ольшая часть исходного текста Mozilla перекочевала в новый проект под названием SeaMonkey. Отдельную жизнь получили также браузер Firefox, почтовая программа Thunderbird, HTML редактор Nvu.

Firefox обзавелся собственным тотемным животным — лисицей. Примета гласит, что повстречать лису — либо к пропаже кур, либо к новому мягкому и пушистому воротнику в зависимости от того, что у вас есть: птичник во дворе или ружье на плече. А поскольку все современные компьютеры оснащены «винчестером», то у лисы нет шансов уйти от своей судьбы. Firefox станет красивой и удобной одеждой для выхода в Сеть.

Буревестник, тотемное животное почтового клиента Thunderbird, ошибочно считается птицей, не сулящей ничего хорошего. Однако это не так: она может принести на своих широких крыльях любые новости — и плохие, и хорошие.

Пусть всегда будет солнце!

Индийские программисты — разработчики «живого» дискового дистрибутива Belinix, основанного на OpenSolaris, не стали мелочиться. Они поступили в лучших традициях солнцепоклонников и выбрали в качестве тотема ни много ни мало самого бога солнца. А поскольку таких богов примерно столько же, сколько и языческих культур, то личным богом дистрибутива Belinix стал именно Беленус.

Беленус — кельтский бог солнца, за пределами Уэльса известный также под именами Белиос, Баал, Ваал, а то и просто Бел. Однако такая фамильярность, по-моему, недопустима. Solaris — серьезная система, поэтому называть символ дисковой производной от этой ОС рекомендуется полным именем Беленус. Тем самым вы проявляете уважение к традициям солнцепоклонников. Они по праву гордятся тем, что их любимая система имеет древнюю историю, восходящую к первым версиям Unix (конкретно к System V).

Не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка

Этот симпатяга, отдаленно напоминающий собаку, символизирует собой программу GIMP (GNU Image Manipulation Program) — открытый Photoshop. У Уилбера глаза разного размера и расфокусированный взгляд, что малость беспокоит некоторых людей, но в целом он душка. Уилбер был создан Томасом Косманеном в 1997 г. и с тех пор живет своей собственной жизнью. Его, например, всегда можно встретить в левом верхнем углу страниц сайта www.gimp.org. Косоглазый остроухий зверек также стал признанным значком для GIMP. Если вы запускаете GIMP впервые, то Уилбер в специальном окошке дает вам полезный совет. Сейчас, когда GIMP превратился в удобную и доступную для широких масс программу, Уилбер продвигает GIMP в массы с тем же успехом, как пингвин Такс способствует популярности Linux.

OpenOffice в поиске

Открытый и бесплатный пакет OpenOffice пока еще не обрел своего символического зверя, но предпринимает отчаянные попытки кого-нибудь приручить. Например, проект OpenOffice.org Schools недавно провел конкурс на самый лучший рисунок тотемного животного. Что из этого получилось, вы можете увидеть на рисунке. Изображение взъерошенной чайки с неоперабельным косоглазием родилось в горячей голове итальянской девочки по имени Андреа.

На полноценного тотемного зверя эта хворая птица явно не тянет, и возникает ощущение, что не стоило бы доверять ей представлять популярный набор офисных приложений (птичий грипп, знаете ли, не дремлет!). Вдобавок под мышкой чайка держит деликатесную красную рыбу, что воспринимается как намек на привередливость в еде и заставляет беспокоиться, не сложновато ли будет содержать птичку в отдельно взятом компьютерном гнезде. А вот организаторы проекта OpenOffice.org Schools, похоже, пришли в дикий восторг от своего нового пернатого друга, ибо выдали юной художнице совершенно не детский приз: один год бесплатного веб-хостинга (200 Мбайт), домен второго уровня и неограниченное количество почтовых ящиков на нем! Дали бы, ей-богу, ящик печенья да бочку варенья!

Символ OpenOffice пока не утвержден. Видимо, это будет все-таки чайка, потому что схематичное изображение похожей птицы присутствует и на сайте, и на заставке OO. Остается надеяться, что окончательный вариант окажется все же презентабельнее, чем птенец, подобранный сердобольной девочкой Андрюшей из Италии.


Полезные ссылки

О голове GNU на сайте проекта — http://www.gnu.org/graphics/agnuhead.html.
Домашняя страничка Хексли — http://www. hexley.com.
Wikipedia о системе Darwin — http://en.wikipedia.org/wiki/Apple_Darwin.
Проект OpenDarwin — http://www.opendarwin.org.
Проект GNU-Darwin — http://www.gnu-darwin.org.
Apple Developer Connection (Open Source) — http://developer.apple.com/opensource.
Домашняя страничка Джагги — https://jugs.dev.java.net/juggy.
Mozilla Foundation, родной дом Mozilla, Firefox и Thunderbird, — http://www.mozilla.org.
Музей Мозиллы — http://home.snafu.de/tilman/mozilla.
Wikipedia о Беленусе — http://en.wikipedia.org/wiki/Belenus.
Домашняя страничка дисковой «солярки» — http://belenix.sarovar.org/belenix_home.html.
Подробности проведения конкурса OpenOffice.org Schools — http://marketing.openoffice.org/education/schools.

Культовые предметы | Святилища древней Карелии| Электронная библиотека

Изображения животных и птиц

В религиях многих народов мира, особенно тех, которые и поныне живут на стадии первобытности, имеются обряды и верования, связанные с почитанием животных. Конечно, у разных этносов они далеко не одинаковы. В религиоведении выделяют несколько подобных архаичных форм религии. Прежде всего, это тотемизм, вера в сверхъестественное родство родовой группы с каким-либо конкретным видом животного или растения. Тесно связан с почитанием животных промысловый культ – совокупность религиозных обрядов и верований, относящихся к промысловой деятельности, в основном, охоте и рыболовству. Образы животных могли иметь духи или боги. Наконец, необходимо вспомнить богатую мифологию древних, где священные животные и птицы связывались с процессами мироздания, они выступали в качестве творцов земного мира – демиургов.

Археологи, исследующие памятники эпохи камня – раннего металла, нередко сталкиваются со свидетельствами существования у древних народов почитания животных. Среди попадающих к ним находок встречаются выполненные из различных материалов древние скульптуры, изображающие зверей, птиц и рыб, а также орнаментированные стилизованными изображениями животных предметы: керамические сосуды, орудия труда, боевое оружие и т. д. Образы зверей и птиц – главный сюжет наскальных изображений первобытной эпохи. Подобного рода памятники имеются и на территории Карелии.

Ранее мы упоминали, что в ходе раскопок Оленеостровского могильника была получена интересная коллекция скульптурных изделии, изображающих, в основном, животных. Эти изделия являются наиболее древними предметами культа, обнаруженными на территории Карелии. Всего из Оленеостровского могильника происходят 11 зооморфных скульптур, выполненных из кости, девять из которых изображают лосей. Их описание с подробным искусствоведческим анализом приводится в работе Н. Н. Гуриной «Мир глазами древнего художника Карелии» (1967). Особое внимание в коллекции привлекают три крупных предмета в виде Г-образно изогнутых жезлов, где более длинные части (рукояти) представляют собой стилизованные изображения шей животных, а короткие части имеют вид голов лосей с хорошо выраженными видовыми признаками. На поверхностях рукоятий имеются следы залощенности, что говорит об их частом употреблении. Вместе с тем, какое-либо утилитарное (не культовое) использование данных предметов вряд ли возможно.

Наиболее крупный экземпляр жезла, длиной 42,5 см, был найден в упоминавшемся в предыдущей главе групповом погребении № 55- 57 мужчины и двух молодых женщин. Он находился у изголовья мужчины и, что тоже весьма примечательно, здесь же рядом с женским костяком была обнаружена еще одна скульптура, изображающая змею. О ней мы поговорим в дальнейшем. Второй жезл, длина которого составляет 40 см, очень хорошо сохранился. Этот прекрасный образец первобытного искусства (рис. 3) был обнаружен в парном погребении (№ 152-153) женщины и мужчины зрелых возрастов, где находился в области груди мужского костяка. Третий Жезл имеет длину 13 см (рис. 4). К сожалению, неизвестно из какого погребения он происходит.[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Среди прочих изображений лосей, обнаруженных в Оленеостровском могильнике, выделяется кинжал длиной 26,5 см, с рукоятью, выполненной в виде головы этого животного. Поверхность кинжала была тщательно отшлифована и отполирована до блеска, что свидетельствует о его частом употреблении. Находка происходит из погребения № 61 (пол и возраст погребенного не определены) с весьма богатым сопровождающим инвентарем (рис. 5). Другое изображение было обнаружено в погребении № 64, принадлежавшем женщине молодого возраста. Оно представляет собой фрагментированную скульптуру корпуса лося, с утраченной головой и частью задней ноги (рис. 6). Следующие два изображения лося, в виде маленьких скульптурных головок (длиной 3,8 и 6,5 см), обнаружены в парном погребении (№ 80- 81) мужчины зрелого возраста и ребенка среди довольно богатого инвентаря. Одно из них сопровождало мужское захоронение, месторасположение другого не установлено. Н. Н. Гурина считает, что они сделаны в едином стиле и, очевидно, одним мастером (рис. 7). Последние две скульптурки довольно маловыразительны. Одна из них (длиной 3,5 см) обнаружена в мужском погребении (№ 82) и возможно изображает голову лосенка с выделенной Частью шеи. Другая (тоже длиной 3,5 см) найдена в погребении женщины зрелого возраста (№ 68). Любопытно, что почти все скульптурки находились в погребениях, содержащих значительное Количество сопровождающего инвентаря.

1 иконы костяные скульптуры лосей, обнаруженные в Оленеостровском могильнике. Еще раз подчеркнем, что это наиболее древние художественные изделия, найденные на территории Карелии. Их культовый характер представляется наиболее вероятным. Это, прежде всего, относится к жезлам с завершением в виде головы лося, на что указывает в своей работе Н. Н. Гурина (1956, с. 240). Их обнаружено 3 экземпляра, причем в разных погребениях, что говорит о существовании устойчивой традиции их изготовления. Все жезлы выполнены в единой манере, их какое-то иное утилитарное применение не возможно. Следы залощенности поверхности свидетельствуют о длительном использовании. Наконец, обнаруженные в Оленеостровском могильнике Онежского озера скульптуры имеют аналоги в других памятниках Севера и Северо-Запада лесной зоны Европы. Подобные жезлы найдены в Оленеостровском могильнике Баренцева моря на Кольском полуострове, относящемся к эпохе раннего металла (Гурина, 1953, с. 375–376), на неолитической стоянке Модлона в Восточном Прионежье (Ошибкина, 1978, с. 122). Они известны в Прибалтике – в неолитическом комплексе могильника Звейниеки (Загорские, 1983, с. 138–142) и на неолитической стоянке Швентойи 3 (Римантене, 1975, с. 138–142). Такие предметы найдены на Урале – при исследовании Шигирского и Горбуновского торфяников, где они датируются раннежелезным веком (Мошинская, 1976, с. 65–66). Примечательно, что жезлы в виде скульптурных изображений лосей известны и в мезолите, и в неолите, и в более позднее время – вплоть до раннежелезного века. Иного вида скульптуры лосей также обнаружены на стоянках мезолитической культуры Веретье в Восточном Прионежье, мезолитических стоянках Вис 1 (республика Коми) и Замостье 2 (Подмосковье) (Искусство… 1992, с. 28). Они известны на поселениях волосовской культуры в волго-окском междуречье (Сахтыш 1 и др. ) (Крайнов, 1978, с. 101–110), на Кольском полуострове (Гурина, 1982, с. 89–93; 1986, с. 3–9), и I 1рибалтике (Лозе, 1969, с. 37–41), в Финляндии (Kivikoski, 1961, s. 49).

Культовыми, очевидно, являются и маленькие скульптурные изображения голов лосей, а также кинжал с рукоятью в виде головы лося. В пользу этого свидетельствует, во-первых, наличие целой серии таких изделий, во-вторых, единый изобразительный канон их исполнения, в-третьих, приведенные выше аналоги. Ритуальное назначение этих предметов по сравнению с жезлами, видимо, было иным, хотя и бытовало в рамках единой религиозной традиции.

Определение назначения и смысла приведенных изделий – дело сложное. Некоторый опыт такой работы имеется; так, Б. А. Рыбаков определил крупные скульптурные изображения лосиных голов как элементы головного убора шамана, усмотрев сходство их с так называемыми «чудскими шаманскими бляшками» (рис. 8). Смысл же данных изображений связан с представлениями о «небесном олене» (Рыбаков, 1994, с. 62). Другое мнение принадлежит Л. Д. Столяру. Он считает, что среди онежских петроглифов имеются сцены, изображающие Оленеостровские жезлы, являющиеся составными частями больших ритуальных посохов (Столяр, 1983, с. 145–148). Составными частями ритуальных жезлов считал миниатюрные скульптуры лосиных голов и К. Д. Лаушкин, обосновывавший свое мнение опять-таки исходя из сюжетов петроглифов Онежского озера (рис. 9) (Лаушкин, 1962, с. 198, 199). При всех различиях в понимании способа употребления Оленеостровских находок все исследователи едины во мнении об их культовом характере, использовании в обрядовых целях.

Образ лося в изобразительном творчестве населения древней Карелии продолжает сохраняться и в неолитическое время, о чем ярко свидетельствуют беломорские и онежские петроглифы. Лось является одним из наиболее распространенных сюжетов наскальных рисунков. Так, среди петроглифов Онежского озера, по данным Ю. А. Савватеева, лось изображался чаще других зверей – 61 раз, на втором по численности месте северные олени – 17 рисунков (Савватеев, 1980, с. 141). На Белом море лоси также часто встречаются в наскальных композициях, хотя по причине стилизованности рисунков их бывает подчас трудно отличить от северных оленей. Например, среди петроглифов Новой Залавруги имеются 57 изображений лосей и северных оленей. Из других зверей только морские животные представлены несколько большим числом – 62 (Савватеев, 1983, с. 146).[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Какой смысл вкладывали древние в свои рисунки. Ответ на этот вопрос тесно связан с решением общей проблемы интерпретации наскальных изображений, которая, в свою очередь, включает три взаимосвязанных вопроса: что изображали древние, какой смысл они вкладывали в свои рисунки и как они использовали созданные композиции. По этому поводу имеются мнения В. И. Равдоникаса, А. М. Линевского и других ученых, которые при всех своих различиях едины в одном: наскальные рисунки в своей массе являются культовыми памятниками, они создавались и использовались в ходе религиозной практики древних. Ю. А. Савватеев, например, рассматривая изображения лосей, писал, что «…древние жители Онежского озера не копировали облик натуральных зверей, а воспроизводили их образы, выработанные сознанием, обогащенные новым, нередко фантастическим содержанием. Свидетельство этому – наделение зверей какими-то сверхъестественными свойствами, сплетение их с другими образами, возникновение сложных комбинированных сочетаний с явной мифологической окраской» (Савватеев, 1980, с. 146). Другими словами, древние изображали на скалах не только обычных лосей – объекты охотничьего промысла, но и персонажей мифов, сверхъестественных существ в образе животных, с которыми у них были связаны религиозные обряды и верования. Характерным тому примером является изображение на мысе Пери Нос 6 (Онежское озеро), где от спины лося отходит прямая линия, завершающаяся знаком в форме круга (рис. 10). Исследователи петроглифов, в частности В. И. Равдоникас и К. Д. Лаушкин, едины во мнении о мифологическом характере этого рисунка. Первый считал его изображением лося с солярным знаком, где животное выступает в образе солнечного тотема (Равдоникас, 1937а, с. 22). К. Д. Лаушкин использовал для интерпретации данной композиции сюжет известного мифа о небесном олене, на котором солнце совершает свой ежедневный путь по небу. Именно эта сцена, по его мнению, и изображена на шестом мысе Пери Носа (Лаушкин, 1962, с. 236–238).

Среди наскальных рисунков Карелии имеются и другие примечательные свидетельства особого отношения древних к лосю. (Называется, скульптурными изображениями лосиных голов они украшали форштевни своих лодок. Изображения таких лодок часто встречаются на скалах как Белого моря, так и Онежского озера. Любопытно, что лодки, а особенно их экипажи, как правило изображались очень схематично, тогда как форштевни в виде голов лосей выглядят весьма реалистично. По крайней мере, видовые признаки ИТОГО животного во многих случаях читаются без труда (рис. 11). Очевидно, для древнего художника эта деталь имела существенное значение.

Костяная скульптура мезолитического Оленеостровского могильника и неолитические рисунки на скалах Онежского озера и Белого моря не исчерпывают всех древних изображений лосей, обнаруженных на территории Карелии. Интересную группу находок составляют так называемые фигурные топоры-молоты, появившиеся в Карелии и в сопредельных с ней регионах, видимо, в эпоху раннего металла. Известны два вида этих предметов (Брюсов, 1940, с. 84; Гурина, 1967, с. 13). Первый представлен каменными или костяными изображениями голов животных (как правило лосей) со сквозными отверстиями для насаживания на рукоять. Второй вид топоров-молотов составляют художественные предметы из камня вытянутой, слегка изогнутой кирковидной формы, с тупыми концами и сквозными отверстиями для рукояти в центральной части. Завершение одного из концов имеет вид скульптурного изображения головы животного – лося или (чаще) медведя (рис. 12). Для каких целей использовались данные предметы судить трудно. Собственно поэтому археологи и придумали для них такой неопределенный термин как «фигурные топоры-молоты». Исследователи, занимавшиеся этими памятниками, свидетельствуют о невозможности их использования в утилитарных целях. По-видимому, топоры-молоты на практике не использовались ни как топоры, ни как молоты. Вряд ли они могли являться боевым оружием. Этому противоречит большая редкость таких предметов. При раскопках поселений они практически не встречаются, большинство известных экземпляров являются случайными находками. Наиболее вероятным представляется определение их как культовых предметов, использовавшихся в ритуальных целях.

О развитости традиции их изготовления и использования свидетельствует распространенность этих памятников на обширных пространствах Европы. За пределами Карелии они известны, например, и 111веции, где найдены молоты из кости в виде голов лося, а также кирковидный молот с завершением в виде головы медведя. В Финляндии обнаружены как молоты в виде головы лося с отверстием для рукояти, так и кирковидные, с завершением в виде головы этого животного. Там же известен один молот с завершением в виде головы Человека. На территории России, у села Няшебошское (Архангельская область) был найден кирковидный каменный топор-молот с завершением в виде медвежьей головы. В более южных регионах Подобные памятники были обнаружены в Тверской, Брянской, Ярославской областях (Студзитская, 1983, с. 130–135).

Итак, на территории Карелии в эпоху камня – раннего металла существовала традиция художественного творчества, связанного с изображениями лосей. Что стоит за этим фактом? В поисках ответа на данный вопрос целесообразно обратиться к религиозной традиции охотничьих обществ Северной Евразии, в искусстве которых образы лися и оленя являются доминирующими. Это не удивительно. Ведь для них данные животные имели большое хозяйственное значение, являясь одними из главных объектов охотничьего промысла. Образ лося (или оленя) занимает важное место в мировоззрении охотничьих культур Севера. Обращение к этнографическим материалам свидетельствует, что в той или иной форме «особое» отношение к нему, наделение какими-либо сверхъестественными чертами свойственно для абсолютного большинства народов Севера – кетов, ненцев, щенков, нганасанов, обских угров и др. Конкретные представления, связанные с почитанием лося, различаются у разных этнических групп, однако практически везде они относятся к обрядам промыслового цикла или шаманским верованиям. Например, у некоторых народов существовали особые обряды, приурочивавшиеся к первой в сезоне охоте на лося. Они включали действия по ритуальному «возрождению» убитого животного, «кормлению» домашних духов, способствовавших удачной охоте, сопровождались различного рода запретами. Подобные действия зафиксированы у кетов, эвенков, обских угров, а также саамов. У последних данный обычай бытовал еще в недалеком прошлом и входил в число обрядов, связанных с образом священного оленя Мяндаша, сложного синкретического божества с чертами тотемического предка, демиурга, предка-покровителя (Чарнолусский, 1966).[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

У ряда народов образ лося или оленя был связан с шаманскими обрядами. Животные выступали в образе духов-помощников шамана; j голова, рога и другие части тела считались священными предметами и являлись элементами шаманского костюма, несущими определенную смысловую нагрузку. Иногда сам шаман мог выступать в образе оленя (Харузин, 1890, с. 162; Прокофьева, 1971, с. 8; Мазин, 1984, 3 с. 7, 8; Попов, 1984, с. 109). У некоторых народов существовали культовые предметы в виде изображений лосей или оленей, которые использовались в обрядах умножения добычи, были связаны с промысловым культом, являлись материальным воплощением общеродовых божеств. Изображения лося имелись и среди шаманских атрибутов (Алексеенко, 1981, с. 106, 113; Мазин, 1984, с. 38).

На территории Карелии особое отношение к лосю в трансформированном виде сохранялось вплоть до современности: в фольклоре (образ лося Хийси в эпических произведениях карел) (Евсеев, 1957, с. 112, 113), в некоторых религиозных запретах, связанных с охотой на лосей (Логинов, 1986, с. 45), а также в орнаментальных мотивах вышивок (Косменко, 1984, с. 109).

Наконец, нужно вспомнить чрезвычайно широкую распространенность образа лося в наскальных рисунках Сибири. Очевидно, в эпоху «классической первобытности» в мировоззрении обществ Северной Евразии он занимал не меньшее место, чем во времена этнографической современности.

Приведенные выше художественные изделия, видимо, необходимо рассматривать в этом контексте. По мнению Н. Н. Гуриной лось в сознании древних жителей Карелии главное животное, хозяин зверей, покровитель, обладающий сверхъестественными чертами (Гурина, 1956, с. 234–236). Не вызывает сомнения, что в религиозных верованиях населения Карелии эпохи первобытности образ лося занимал важное место.

Однако, лось, видимо, не являлся единственным животным, которое древние жители Карелии считали священным. Рассматривая фигурные топоры-молоты, мы отмечали, что эти предметы имели завершения либо в виде головы лося, либо в виде головы медведя (рис. 13). Еще раньше, говоря об Оленеостровском могильнике, мы обращали внимание, что там в некоторых погребениях были найдены преднамеренно уложенные в могилы клыки медведя. Среди наскальных рисунков Карелии тоже встречаются изображения медведей.[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Правда, они относительно немногочисленны. Среди петроглифов Онежского озера их известно всего восемь (Савватеев, 1980, с. 141). Наконец, следует упомянуть бронзовую бляху с изображением Медвежьих голов (рис. 14) из поселения Илекса 5 (бассейн оз. Водлозеро), которое относится к железному веку (Археология… 1996, с. 270). Таким образом, связанные с «медвежьей» тематикой художественные изделия известны в Карелии и в железном веке, И в эпоху раннего металла, и в неолите, и, если брать в расчет клыки из Оленеостровского могильника, в мезолитическое время. Есть основание считать, что медведь тоже являлся зверем, которого население древней Карелии наделяло какими-то особыми свойствами.

В пользу этого свидетельствует традиция почитания медведя, которая была весьма развита среди охотничьих культур Северной Евразии. Свидетельством тому является повсеместно распространенный охотничий «медвежий праздник», прослеженный, например, у эвенков, обских угров, селькупов, саамов. Он включал обряды, совершаемые при обнаружении охотниками зверя, непосредственно в ходе охоты на него и после ее завершения. Жестко регламентирован был порядок разделки туши, обязательно совершались ритуальные действия по «возрождению» убитого животного, после чего следовало ритуальное поедание мяса, погребение головы, костей и шкуры убитого зверя и т. д. В ходе всей процедуры охотники должны были почтительно обращаться к мертвому медведю, просить у него прощения, называть «дедушкой» или «бабушкой». Медвежий праздник неоднократно описывался этнографами (см., например, Васильев, 1948, с. 78–104). Есть упоминания о нем и в фольклоре карел (Рода… 1985, с. 159–161, 200–202).

Образ медведя был связан и с шаманскими верованиями. У ряда; народов существовало так называемое «медвежье» шаманство, связанное с нижним миром, когда шаман камлал в образе медведя. Имелись представления о медведе как духе-помощнике шамана, части тела животного голова, когти, лапы – нередко использовались в качестве шаманских атрибутов. Наконец, медведь мог выступать в качестве духа (божества), связанного с лесом, промысловой деятельностью (Алексеенко, 1967, с. 182, 197; Василевич, 1969, с. 217; Кулемзин, 1977, с. 127, 165; Мазин, 1984, с. 27, 44, 78; Попов, 1984, с. 109 и др.).

Культ медведя, равно как и обряды медвежьего праздника, существовали у саамов, о чем сообщал Н. Н. Харузин (1890, с. 198–203). Отголоски почитания медведя, в виде отношения к нему как к «особому» животному, носителю божественной «карающей» силы не так давно сохранялись у карел и вепсов (Конкка, 1988, с. 81; Азовская, 1977, с. 147 и др.).

Третье животное, с которым у древнего населения Карелии, видимо, были связаны какие-то религиозные верования, – это змея. В Оленеостровском могильнике обнаружены две костяных скульптуры изображающие змей (Гурина, 1956, с. 213–228). Одна из них найдена в уже упоминавшемся групповом погребении № 55-56-57, в области левого плеча женского костяка (рис. 15а). Тело змеи (длина 13,2 см) изображено сильно извивающимся. Голова утрачена, на одном из концов – круговая нарезка для подвешивания. Поверхность залощена, вероятно, из-за длительного использования. Вторая[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

скульптура обнаружена в погребении № 23 в области правого бедра погребенного, пол и возраст которого не был определен (рис. 15б). Скульптура эта крупнее предыдущей – ее длина 18,5 см. Выделены голова и глаза, тело показано несколько извивающимся. Также имеются следы залощенности. Любопытно, что в этом относительно небогатом инвентарем погребении, тем не менее, найдено два художественных изделия. Кроме изображения змеи здесь была обнаружена костяная антропоморфная скульптурка, о которой говорится в следующем разделе.

Скульптурные изображения змей с большой степенью вероятности можно отнести к числу предметов культового характера. Н. Н.Гурина, например, предполагала, что змея у древних оленеостровцев могла быть покровителем женщин и связана с представлениями о плодородии (Гурина, 1956, с. 237). В пользу культового предназначения скульптур свидетельствуют, по крайней мере, три обстоятельства. Во-первых, их обнаружено два экземпляра, причем в разных погребениях, что говорит о существовании устойчивой традиции изготовления подобных предметов. Во-вторых, они имеют следы длительного использования (видимо, ношения на одежде) – залощенность поверхности. Наконец, в-третьих, на одной из скульптур имеется круговая нарезка для подвешивания – она могла использоваться в качестве подвески-амулета. Известны и другие изображения: костяные скульптуры змей обнаружены в мезолитическом местонахождении Тырвала близ Нарвы (Тимофеев, 1993, с. 15), на неолитическом поселении Абора и Лапши (Лозе, 1969, с. 39–48). Подобные предметы известны на полосовских стоянках (Сахтыш 2 и др.) (Искусство… 1992, с. 96). Сходное изображение из дерева обнаружено при исследовании Горбуновского торфяника, где оно датировано бронзовым веком (Мошинская, 1976, с. 76–77).

Среди наскальных изображений Карелии образ змеи встречается, но весьма редко. На Онежском озере имеется всего четыре изображения змей, два из которых определяются как змеи с некоторой долей сомнения. На Белом море, в частности, среди петроглифов Новой Залавруги, змеи представлены тремя рисунками.

Судя по данным этнографии, образ змеи не был широко распространен в искусстве и верованиях народов Севера. Однако, примечательно, что представления эти довольно четко прослеживаются в финно-угорской религиозной традиции. Например, следы почитания змей отмечены у обских угров, саамов. В прошлом, подобная традиция существовала у народов Карелии, в частности, у вепсов. Этнограф И. Ю. Винокурова даже высказала предположение, что сохранение до недавнего прошлого обычаев, обрядов, поверий и заговоров, связанных со змеями, свидетельствует о существовании у них в прошлом развитого комплекса «змеиных» представлений (Винокурова, 1994, с. 104). Можно полагать, что изображения змей из Оленеостровского могильника, а также на скалах Онежского озера и Белого моря связаны с религиозными представлениями, к которым восходят эти этнографические реликты.

Последняя группа предметов, которую мы рассмотрим в настоящем разделе – это изображения водоплавающих птиц. Они представлены тремя видами: миниатюрная глиняная скульптура, фрагменты керамических сосудов с орнитоморфным орнаментом, а также наскальные рисунки. Миниатюрная глиняная пластика, изображающая водоплавающих птиц, известна на ряде нео- и энеолитических поселений Карелии. К сожалению, большинство из найденных предметов в той или иной степени фрагментированы. Наиболее хорошо сохранилась скульптура, обнаруженная на энеолитическом поселении Илекса 1 (бассейн оз. Водлозеро), Она выполнена из глиняного валика толщиной 1 см и напоминает лебедя (длина туловища 5,5 см, шеи – 4 см) (рис. 16). Голова обозначена небольшим плавным изгибом. Туловище приплюснуто, имеет два сквозных отверстия (возможно для подвешивания). Часть головы, а также задняя часть туловища отсутствуют (Журавлев, 1982, с. 216). Пять аналогичных скульптур найдены на неолитическом поселении Уя 3 (западное побережье Онежского озера). Они сохранились лишь фрагментарно. Любопытно, что их поверхность орнаментирована линиями гребенчатого штампа и мелкими наколами, видимо, обозначающими оперение. Схоже украшены две скульптуры птиц из неолитического поселения Сандермоха 4 (северное побережье Онежского озера) (Археология. .. 1996, с. 178). Наконец, еще три скульптурки водоплавающих птиц обнаружены на энеолитическом поселении Вигайнаволок 1 (западное побережье Онежского озера). Они сохранились также лишь частично. Первая включает часть груди, вытянутую Шею, которая переходит в схематично выделенную голову. Поверхность украшает орнамент в виде параллельных рядов круглых ямок (рис. 17). Высота скульптурки – 7 см. Видимо это изображение УТКИ, Интересно, что туловище птицы было выполнено полым. Две /(ругне находки представлены только маленькими фрагментами Толин, Одна из них, возможно, была сходна с вышеописанной (аналогичная форма головы и сходный орнамент). Другая несколько отличалась. Сохранился фрагмент включающий голову в виде валика с загнутым и заостренным краем, напоминающим клюв (длина 1 см). Скульптурка орнаментирована оттисками гребенчатого штампа (Журавлев, 1972, с. 91–94).[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Аналогичные скульптурные изображения водоплавающих птиц эпохи нео- энеолита известны в Восточном Прионежье, Волго-Окском междуречье, Новгородской области, Прибалтике и других регионах лесной зоны Восточной Европы (Искусство. .. 1992, с. 48, 76, 88–90, 97, 117–118).

Изображения водоплавающих птиц на керамических сосудах известны также на некоторых поселениях Обонежья эпохи нео- энеолита. В частности, на поселении Войнаволок 9 найден фрагмент сосуда с орнаментом в виде стилизованного изображения утки, которое помещено между зигзагообразными рядами гребенчатого штампа, видимо, символизирующего воду (рис. 18а) (Гурина, 1947, с. 71–72). Таким же штампом выполнено и изображение птицы.

Сходные по сюжету, но более схематичные изображения известны на поселениях Пегрема 3 (рис. 18б) (Журавлев, 1991, с. 150–151) и Черная Губа 9 (Археология… 1996, с. 181).

Подобная орнитоморфная орнаментация керамических сосудов известна в эпоху неолита – раннего металла на обширной территории Европы. Исследовавшая этот вопрос Н. Н. Гурина отмечала присутствие керамики с таким орнаментом на территории Финляндии, Прибалтики, современной Ленинградской, Новгородской, Вологодской, Архангельской областей, республики Коми, Урала и других регионов лесной зоны Восточной Европы (Гурина, 1972, с. 39–55). По ее мнению «образ утки в искусстве неолитических лесных племен, по всей вероятности, является отражением характера их верований, порожденных, в свою очередь, охотничье рыболовецким укладом», она же писала, что «…территория распространения изображений уточек на неолитических сосудах и основной части сосудов эпохи раннего металла совпадает в большой мере с областью, занятой впоследствии народами финно-угорской языковой группы. Именно в их искусстве и мировоззрении отразилась и держалась вплоть до этнографической современности традиция почитания этой птицы» (Гурина, 1972, с. 44–45). На это же указывает археолог С. В. Ошибкина, рассмотревшая изображения птиц на керамике тюхи бронзы в Восточном Прионежье. Она отмечает, что «…в неолитическое время основная часть этих находок известна в северо-западной части лесной полосы и чаще всего связана с керамикой гребенчатой или ямочно-гребенчатой орнаментации», подобные изображения традиционны в финно-угорской этнической среде, они Продолжают бытовать там вплоть до Средневековья, где уточек изображают уже в металле (Ошибкина, 1980, с. 46–51). Другой исследователь – В. В. Напольских – полагает, что образ птицы имеет еще более глубокие корни, он восходит к палеоевропейской традиции, откуда и был позднее привнесен в финно-угорскую среду (Напольских, 1990, с.5-21).

Находки мелкой пластики, а также сосудов с орнитоморфным орнаментом свидетельствуют об особом значении образа водоплавающей птицы в мировоззрении древнего населения Карелии. Однако наиболее яркие свидетельства этому мы находим в наскальных изображениях, где водоплавающие птицы являются весьма распространенным сюжетом. Так, например, среди петроглифов Онежского озера их насчитывается более 300, много их и на Белом море. Несомненно, во многих случаях эти рисунки носили символический характер. Древний художники изображали на скалах не только обычных лебедей, гусей и прочих птиц, охота на которых являлась тогда важным источником существования. Предметом их творчества были и священные птицы – мифологические образы, персонажи религиозных верований. Целый ряд композиций был определен исследователями именно так. Приведем некоторые примеры. Так, В. И. Равдоникас и К. Д. Лаушкин указывали на связь изображений водоплавающих птиц на скалах Онежского озера с почитанием шлица. Об этом, по их мнению, свидетельствуют рисунки лебедей, сопровождаемые солнечными символами, на скалах Бесова Носа II Карецкого Носа (Равдоникас, 1937, с. 20; Лаушкин, 1962, г. 231). Увидел К. Д. Лаушкин среди онежских петроглифов и сюжет известного финно-угорского мифа о сотворении вселенной из птичьего яйца. Таким образом он интерпретировал изображение лебеди, сопровождаемое кругом, на острове Большой Гурий (рис. 19). Еще один лебедь (на мысе Пери Нос 3) был определен им как Лебедь Туони – образ прибалтийско-финской мифологии, связанный с миром мертвых (Лаушкин, 1962, с. 277 – 281).[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Образы водоплавающих птиц довольно широко представлены в религиозной традиции народов Севера. Они выступают в качестве участников процесса мироздания, являются духами-помощниками шамана. Орнитоморфные изображения – обязательный компонент шаманских костюмов.

Несомненным реликтом архаичных верований являются многочисленные религиозные запреты промысла водоплавающей птицы, в частности лебедей, которые, кстати, до недавнего прошлого существовали на территории Карелии (Харузин, 1894, с. 328).

Так что есть смысл рассматривать указанные находки изображений водоплавающих птиц во взаимосвязи с этими воззрениями, считать их проявлением обрядов и верований, бытовавших на территории Карелии в эпоху камня – раннего металла.

Таким образом, имеются все основания полагать, что в рассматриваемый нами период времени на территории Карелии бытовало почитание лося, медведя, змеи и водоплавающей птицы. Об этом свидетельствуют приведенные в настоящем разделе изображения художественных изделий, а также петроглифов Онежского озера и Белого моря. Однако изображениями животных и птиц не исчерпываются все культовые предметы, обнаруженные археологами в ходе раскопок памятников Карелии эпохи камня – раннего металла. Интересную категорию находок составляют изображения людей или человекоподобных существ, которые рассматриваются в следующем разделе этой главы.

Антропоморфные изображения

Среди археологических памятников Карелии, датируемых эпохой камня – раннего металла, изображения человека (или антропоморфные изображения) представлены двумя видами. Во-первых, немногочисленными миниатюрными скульптурами, выполненными Ми кости или глины, которые обнаружены в ходе археологических pm копок. И, во-вторых, рисунками на скалах Онежского озера И Белого моря.

По численности они значительно уступают рассмотренным нами й предыдущем разделе зооморфным скульптурам и наскальным изображениям. Видимо в художественном творчестве древнего населения Карелии образы животных доминировали. Как полагают Некоторые исследователи первобытной религии, божествам в образе человека предшествовали божества, имевшие облики животных, что особенно характерно для первобытных народов, занимавшихся промысловой деятельностью. Вместе с тем, знакомство с данными этнографии о традиционных религиозных представлениях промысловых народов Северной Евразии, а также с историческими свидетельствами о религии древних народов показывает, что у них сверхъестественные существа в образе человека присутствуют очень широко. Это всевозможные населяющие окружающее человека пространство духи, влиявшие на здоровье и благополучие людей. Это предки-покровители, а также умершие сородичи, которые, находясь в «мире мертвых», могли воздействовать на земную жизнь. Это, наконец, образующие пантеон высшие божества, от которых, согласно представлениям человека с традиционным мировоззрением, полностью зависела его жизнь. Деятельность этих сверхъестественных существ нашла отражение в богатой мифологии первобытных народов.

Свидетельствами почитания человекоподобных сверхъестественных существ в древних религиях являются археологические находки их изображений в виде наскальных рисунков, скульптур, орнамента и т.д. Подобные памятники обнаружены и на территории Карелии.

Миниатюрная антропоморфная скульптура из археологических памятников Карелии представлена двумя группами. Первую из них представляют костяные изображения эпохи мезолита, вторую – миниатюрная глиняная пластика из ряда нео- и энеолитических поселений.

В Оленеостровском могильнике найдены три костяные скульптуры, изображающие человека (Гурина, 1956, с. 213–228). Одна из них происходит из погребения № 130, принадлежавшего мужчине старческого возраста. Скульптура размером 11 см изображает мужчину (рис. 20а). Она фрагментирована – отсутствуют руки и голова. Вторая скульптура, изображающая женщину (рис. 2 об), была найдена в погребении № 18 (пол и возраст погребенного не были определены). Ее длина 6 см. Она довольно схематична: ноги не выделены, рук нет. Наконец, третья скульптура, длиной 6,5 см; обнаружена в погребении № 23 (пол и возраст погребенного не определены). У фигурки выделены ноги и голова, руки схематично показаны на груди. Интересно, что изображение имеет два лица, направленные в разные стороны (одно из них выделено более отчетливо) (рис. 20в). Из мезолитического слоя поселения Бесов Нос 6 (восточное побережье Онежского озера) происходит обломок костяной скульптурки человека (рис. 21) (Лобанова, 1995, с. 20, 21). Ее изначальная длина составляла около 4 см. У изображения выделены черты лица, схематично намечены руки.[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Все рассмотренные антропоморфные скульптурки отличаются друг от друга: они изображают мужчину, женщину, бесполое двуликое существо. Такое разнообразие, видимо, свидетельствует не только об отсутствии единого канона их исполнения, но и с разной смысловой нагрузке, которая придавалась этим предметам. Им известны аналоги – скульптурные изображения человека, выполненные из кости, найдены, например, в Восточном Прионежье (неолитические поселения Кубенино, Веретье (Фосс, 1952, с. 37; Ошибкина, 1978, с. 211), в Волго-Окском междуречье (Сахтыш 1, Стрелка 1), где они обнаружены в жилищах и датированы энеолитом (Крайнов, 1978, с. 105), в Южном Приладожье («коллекция А. А. Иностранцева») (Тимофеев, 1993, с. 21). Известны они на территории Прибалтики в могильнике Звейниеки (неолитический комплекс) (Загорские, 1983, с. 138–142), на поселениях Абора 1, Пярну, Тамула, (Лозе, 1970, с. 49–53). Антропоморфная костяная скульптура найдена на неолитической стоянке Усвяты 4 в Псковской области (Студзитская, 1985, с. 109–110). Все эти вещи объединяет схематизм в трактовке сюжета, они резко отличаются на фоне реалистически выполненных изображений животных. Очевидно, это объясняется не технической сложностью такого изображения (или не только этим). Для древнего художника особое значение, вероятно, представляло не само изображение, а смысловая Нагрузка, которая придавалась ему. Так что культовый характер рассмотренных предметов представляется весьма вероятным.

Большой интерес представляет вторая группа антропоморфных скульптурой, найденных на территории Карелии, которую составляют образцы мелкой глиняной пластики. Примечательно, что все изображения выполнены в единой манере и относятся к числу так называемых «эмбрионовидных» миниатюрных глиняных скульптурок, широко распространенных в нео- энеолитическое время на больших пространствах Севера Европы: в Прибалтике, Карелии, Финляндии, Восточном Прионежье, на Верхней Волге. Для них характерна единая трактовка сюжета, что проявляется прежде всего в схематичности, сильной изогнутости тела, а также наличии на спине гребешка (холки), выполненного в виде ряда защипов. Кроме того, обычно они имеют выступающий вперед массивный нос, нависающий над лицом «козырек», резко выделенные ямками глаза. Ноги, как правило, показаны слитно, в виде уплощенного полуовала (Студзитская, 1985, с. 100–119).

Антропоморфная пластика из поселений Карелии, в общем, соответствует указанным чертам. Четыре скульптурки обнаружены на уже упоминавшемся энеолитическом поселении Вигайнаволок 1. Из них одна сохранилась полностью, три фрагментированы (Журавлев, 1972, с. 91–94). Целая скульптурка является типичной для «эмбрионовидных» (рис. 22а). Ее длина 7 см, толщина 1,5 см. Она имеет изогнутый торс, несколько вытянутую голову, а также защипы на задней части головы, шее и спине. Ноги соединены вместе и выполнены в виде сплюснутого полуовала. Две другие представляют собой фрагменты торса с защипами на спине. От четвертой скульптурки сохранилась только голова с выделенным носом, глазами и узким лбом. Коротким гребенчатым штампом показаны волосы. Подобные скульптурки известны также на поселениях Обонежья – Соломенное 7 (рис. 22б), Пегрема 22 и Сямозера – Лахта 2, Кудама 8 (Панкрушев, 1964, прил. 4, табл. 35; Журавлев, 1991, с. 63, 113; Археология… 1996, с. 178). Внешне они аналогичны изображению из Вигайнаволока 1. Также изогнут торс, на спине имеются защипы, лишь только намечены ноги и голова. Отношение их к числу «эмбрионовидных» не вызывает сомнений.

Весьма близки рассмотренным нами миниатюрным скульптуркам декоративные антропоморфные изображения на венчиках сосудов из поздненеолитического поселения Черная Губа 9 и позднеэнеолитического поселения Войнаволок 25 (северо-восточное побережье Онежского озера) (рис. 23). Четыре изображения из Черной Губы 9, в виде выступов по краю венчика, были обращены внутрь сосуда, выделены глаза и нос, гребенчатым штампом отмечены волосы и борода (Археология. .. 1996, с. 181). Две скульптурки с поселения Войнаволок 25, как полагает археолог А. М. Жульников, крепились на округлом венчике одного сосуда (диаметром 20 см), вероятно, напротив друг друга. В верхних частях голов они имеют ямки, в которые могли вставляться перья птиц или небольшие веточки (Жульников, 1993, с. 50–55). Представляется, что смысл и назначение декоративных скульптурой из поселений Черная Губа 9 и Войнаволок 25 близки рассмотренным антропоморфным «эмбрионовидным» изображениям. На это указывает явное сходство в трактовке сюжета: крайняя стилизованность, схематичность, изогнутый торс (Войнаволок 25), специфическое изображение лица при помощи защипов, а также размеры скульптурок.

Итак, среди нео- энеолитического населения Карелии существовала устойчивая традиция изготовления схематичных антропоморфных скульптурок, выполненных из глины в единой изобразительной манере. Указанные факторы: наличие серии таких предметов, определенный изобразительный канон, схематизм, свидетельствующий, вероятно, о доминировании смыслового содержания над художественной формой, – все это позволяет отнести данные изображения к числу культовых. Это подтверждается и существованием многочисленных аналогов, обнаруженных на сопредельных с Карелией территориях. Как уже указывалось, выполненные в подобной манере «эмбрионовидные» скульптурки известны на памятниках эпохи камня – раннего металла в Финляндии (Хитаниеми и др.), Восточном Прионежье (Кубенино), в Прибалтике (Валма, Звейниеки, Акалы, Пурциемс), на Верхней Волге (Торговище 1) (Студзитская, 1985, с. 100–119; Искусство… 1992, с. 77).[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Изображения человека встречаются и среди наскальных рисунков Карелии. По количеству они заметно уступают изображениям животных – главного объекта творчества создателей петроглифов. О том, что звери и птицы доминировали в творчестве древних художников свидетельствует и манера исполнения: фигуры людей переданы гораздо схематичнее, чем изображения животных, среди которых встречаются весьма реалистичные образы. Люди изображались на скалах Онежского озера и Белого моря, как правило, в составе различных композиций. В основном, это охота на лосей, птиц, морских животных, медведей, это поединки с врагами, а также эротические сюжеты (Савватеев, 1973, с. 284–300). Однако исследователи выделяют и явно мифологические изображения. Наиболее характерный пример – так называемый «Бес» (или «Бесиха» по К. Д. Лаушкину) на мысе Бесов Нос, который вместе с сопутствующими ему фигурами животных считается семантическим центром онежских петроглифов (рис. 24).

Есть там и другие композиции, определенные исследователями, прежде всего К. Д. Лаушкиным, как религиозно-мифологические.

Так, например, опираясь на данные саамского фольклора, он увидел в антропоморфной фигуре на центральной скале мыса Пери Нос изображение «древнего божества, вооруженного жезлами, наделенными могучей магической силой» (рис. 25а) (Лаушкин,1962, с. 230). Есть там и другой рисунок, где, по мнению того же автора, изображен нойд (саамский шаман), который на священной рыбе отправляется в мир мертвых (рис. 25б) (Лаушкин, 1962, С. 233–236). Изображение солнечной богини имеется на Карецком мысу, а на западном мысу Бесова Носа представлен сюжет мифа о герое, поражающем богиню смерти в образе рыбы (Лаушкин, 1962, с. 286). Другой известный исследователь карельских петроглифов В. И. Равдоникас также выделяет среди онежских петроглифов ряд древних религиозных сюжетов. В частности, на мысах Пери Нос, Карецкий Нос и некоторых других он увидел изображения тотемических божеств в виде комбинированных зоо- антропоморфных фигур – существ, имеющих одновременно черты животного и человека (рис. 26) (Равдоникас, 1937, с. 31). Наконец, нужно упомянуть известные изображения гребных лодок с многочисленными экипажами и форштевнями в виде голов животных. Их иногда называют «ладьями мертвых», а сидящих в них людей определяют как души умерших, отправляющиеся в загробный мир (рис. 11).

Таковы антропоморфные изображения, обнаруженные археологами на территории Карелии. Для какой цели они могли создаваться? Какой смысл в них вкладывали древние? Ответы на эти вопросы можно попытаться найти в религиозной традиции обществ Сибири и Севера, у которых антропоморфная культовая скульптура представлена довольно широко. Она есть у обских угров, ненцев, кетов, нганасанов, эвенков, селькупов и других народов. Как правило, это изображения семейных или родовых духов, обеспечивающих благополучие людей, способствующих успешной промысловой деятельности (Алексеенко, 1967, с. 180,181; Кулемзин, 1984, с. 50, 51; Гемуев, 1986, 1990; Соколова, 1971, с. 212, 213; Хомич, 1977). Особую группу составляют изображения предков, а также умерших родственников. Последние хранились в течение некоторого времени, а затем или уничтожались, или зарывались в могилу к умершему (Семейная… 1980, с. 80–94; Мазин, 1984, с. 28–36; Гемуев, 1990). Храниться подобные идолы могли в разных местах: изображения семейных духов находились в жилищах людей, общественных духов (родовых, локальных) – в специальных местах, где в определенное время им приносили жертвы. Широта распространения этого явления, присутствие его практически у всех народов Северной Евразии позволяют считать его характерным для традиционных культур рассматриваемого круга. Однако аналоги, которые нам дает этнография, имеют отличие от рассмотренных выше памятников. Почти все скульптуры, принадлежавшие упомянутым народам, изготовлялись из дерева, среди них практически нет предметов костяных или глиняных. Правда, это обстоятельство вовсе не противоречит определению найденных в Карелии изделий как предметов культового характера. Скорее, оно лишь отражает различные стадии развития технологии обработки разных видов сырья, использовавшегося в художественной деятельности. Кроме того, надо помнить, что в археологических памятниках Карелии из-за особенностей почвы деревянные изделия не сохраняются.

Говоря об интерпретации древних антропоморфных скульптур Карелии, следует обратить внимание на два обстоятельства. Прежде всего, это факт обнаружения костяных предметов в погребениях,[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

что сближает их с так называемыми «изображениями умерших», традиция изготовления которых после смерти человека зафиксирована у некоторых народов. Они хранились в течение некоторого времени в семье покойного, после чего либо уничтожались, либо клались в могилу к умершему. Смысл этих действий связан с представлениями о душе человека, которая после его смерти некоторое время продолжает жить среди его родных и лишь затем отправляется в «загробный мир». Таким образом, изображения являлись как бы олицетворением или вместилищем души покойного. Второе обстоятельство – обнаружение антропоморфных глиняных скульптурой на поселениях. Возможно, они относятся к числу изображений семейных или родовых духов-покровителей, миниатюрные идолы которых, как правило, хранились в жилищах и способствовали благополучию конкретной семейной или родовой группы.

Таким образом, древние изображения человека в виде скульптур и наскальных рисунков свидетельствуют о существовании у населения Карелии в эпоху камня – раннего металла религиозных обрядов п верований, связанных со сверхъестественными человекоподобными существами. Вместе с изображениями животных, рассмотренными в предыдущем разделе, эти художественные произведения составляют основное число культовых предметов и наскальных изображений, обнаруженных археологами на территории Карелии. Однако они не исчерпывают всех находок такого рода. Среди них есть немногочисленная группа оригинальных изделий культовый характер которых представляется вполне вероятным. Их рассмотрением мы намерены завершить этот очерк.

Прочие культувые предметы

К числу обнаруженных на территории Карелии предметов, которые могут быть определены как культовые, относятся, например, так называемые «лунницы» – миниатюрные кремневые скульптуры в виде полумесяца, определяемые археологами как лунарные символы (рис. 27).

«Лунниц» в Карелии обнаружено несколько экземпляров. Любопытно, что почти все они происходят из памятников бассейна Белого моря: Залавруга 4, Золотец 1, 6, И (Панкрушев, 1964, табл. 35; Савватеев, 1977, с. 138, 152; Жульников, 1993, с. 55–57) и датируются периодом позднего энеолита. Известны «лунницы» и в сопредельных с Карелией регионах – Южном Беломорье, Восточном Прионежье, Волго-Окском междуречье (Замятнин, 1948, с. 85– 123). Примечательно, что везде они сходны, выполнены в едином изобразительном каноне. [текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Аналоги лунницам имеются среди наскальных рисунков Онежского озера. Это лунарные и солярные знаки – лунные и солнечные символы (рис. 19, 26). Первых известно 34, вторых – 69 (Савватеев, 1980, с. 141). Правда не все исследователи петроглифов определяют их таким образом. Если В. И. Равдоникас, например, определил их как символы солнца и луны, связав их с космическими представлениями древних, и ни в коей мере не сомневался в их религиозном характере (Равдоникас, 1937а, с. И–32), то другой исследователь петроглифов А. М. Линевский придерживался иного мнения. Опираясь на этнографические аналоги, он определил эти рисунки как изображения охотничьих самоловов, при помощи которых древние добывали зверей и птиц (Линевский, 1939, с. 20–28). Надо сказать, что этот принципиальный для понимания смысла онежских петроглифов спор нельзя считать решенным и поныне.

Обожествление небесных светил: солнца, луны и звезд – явление, широко распространенное в религиях многих народов. Астральные культы были развиты, например, у древних земледельцев Индии, Египта, Месопотамии. Однако подобные верования свойственны и для промысловых культур Сибири и Севера. Небесные светила приобретают там вид могущественных божеств, обеспечивающих благополучие людей. Солнечное божество, совершая свой ежедневный путь по небу, отождествляется в традиционном мировоззрении с идеей добра. Его ежедневный восход, равно как и конец долгой полярной ночи символизируют победу сил добра над силами зла. Эти идеи нашли отражение в фольклоре – многочисленных эпических произведениях, мифах, легендах, сказках. Так что древние лунарные изображения, найденные археологами на территории Карелии, вполне могут быть связаны с подобными религиозными воззрениями.

Вторую группу предметов, которые тоже могут быть определены как культовые, составляют украшения из зубов животных – резцов лося, бобра, а также клыков медведя, в большом количестве обнаруженные в погребениях Оленеостровского могильника. По мнению Н. Н. Гуриной, они нашивались на одежду: головные уборы, пояса и являются отражением религиозных верований древних оленеостровцев (Гурина, 1956, с. 213–228). Вряд ли эти предметы использовались только как украшения. Этнографические данные свидетельствуют, что такие подвески – вид культовых предметов, распространенный у народов Северной Евразии, где они нередко наделялись сверхъестественными свойствами. Они могли оказывать влияние на благополучие человека, к примеру, оградить от болезни, порчи, принести удачу на промысле, являлись посредниками между людьми и духами, вместилищами душ убитых на охоте животных и пр. Такие предметы владельцы или нашивали на свою одежду, или носили в виде ожерелий, или, наоборот, прятали в укромные места, подальше от глаз недоброжелателей. Еще не так давно этнографы отмечали существование у сельского населения Карелии представлений об особых свойствах медвежьих клыков и когтей, которые использовались в качестве оберегов в ходе совершения так называемых обрядов «перехода», то есть в родильной, свадебной и погребальной обрядности (Сурхаско, 1976, с. 145; Лавонен, 1988, с. 135).

Следующая оригинальная находка, которую мы не можем обойти вниманием, была обнаружена в одном из жилищ неолитического поселения Пегрема 2, существовавшего примерно в конце 4 – начале 3 тыс. до н. э. Это несколько фрагментов глиняного сосуда, украшенного по всей поверхности гребенчатым штампом и ямками.

Сосуд необычен тем, что внутри него, примерно в центральной части, нанесен поясок орнамента, среди мотивов которого можно увидеть антропоморфную фигуру, стилизованные изображения деревьев, ряды гребенчатого штампа (рис. 28). Всего там изображено около десяти знаков, внешне очень схематичных, в связи с чем понять их смысл весьма не просто. Автор открытия, археолог А. П, Журавлев, предпринял попытку расшифровать его. В ряде своих работ он предложил читателю развернутую интерпретацию этого орнаментального сюжета, связав его с известным в мировой фольклористике мифом о мировом дереве, растущем на вершине космической горы – символе троичности вселенной, оси мироздания (Журавлев, 1991, с. 153–161).[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Действительно, представления о священных деревьях, с которыми связан мифологический образ «мирового дерева», занимали важное место в религиозных верованиях многих народов (см., например: Зеленин, 1937; Латынин, 1933). еще не так давно они бытовали на территории Карелии, а также у саамов Кольского полуострова (Конкка, 1986, с. 85–ИЗ). Фито-антропоморфные изображения – один из архаичных и наиболее распространенных сюжетов в декоративно-прикладном искусстве прибалтийско-финских народов (Косменко, 1984). Однако, в какой мере почитание деревьев было представлено на территории Карелии в эпоху неолита все-таки судить пока трудно. Не ясен и вопрос о бытовании мифа о мировом дереве среди промысловых культур неолита Карелии. Приведенная находка единична. Изображения деревьев и антропоморфных фигур на древней керамике Карелии весьма редки. Среди наскальных рисунков образы деревьев присутствуют, но их тоже очень мало. Например, среди онежских петроглифов их всего два. Очевидно, что образ дерева не был широко представлен в искусстве древнего населения Карелии.

// Святилища древней Карелии
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 1998. 134 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Специализированное научно-практическое издания для ветеринарных врачей и студентов ветеринарных ВУЗов.

Toggler

Выпуски журнала по годам

Контакты журнала

vetpeterburg

Подпишись на новости

Вы можете подписаться на нашу новостную рассылку.
Для этого нужно заполнить форму, указав ваш почтовый e-mail.
Рассылка осуществляется не более 5-6 раз в год.
Администрация сайта никогда ни при каких обстоятельствах не разглашает и не передает другим лицам данные о пользователях сайта.


Покупка бумажной версии Чтобы приобрести бумажную версию журнала необходимо оформить заказ и оплатить его онлайн.
Доставка выполняется Почтой России.
Стоимость экземпляра журнала указанна с учетом доставки. 
По вопросам рассылки в другие странны обращайтесь к заместителю главного редактора: [email protected]
Предзаказ Доставка для клиник

Для ветеринарных клиник г. Санкт-Петербурга и Лен. области.
Доставка производится курьером на адрес клиники в количестве одного экземпляра.
Для оформления доставки необходимо заполнить форму. Подписка на доставку оформляется один раз и действует до тех пор, пока представитель вашей организации не подаст заявку на отмену доставки.


Оформить доставку

Рисуем животных: позы разные нужны, позы разные важны 

Когда я была маленькой, я вредничала: «зачем мне учебники, зачем мне какие-то позы, я и так способна нарисовать животное как единое целое». Но, спустя много упущенного времени, я поняла, что таким отношением к рисованию я тормозила собственный прогресс. Теперь я знаю, что построение позы – важнейший этап рисования. Хотите узнать, почему? Или уже знаете, но позы вам всё еще не поддаются? Этот урок я создала специально для вас.

Что такое поза?

Поза – это упрощенное изображение скелета объекта. Поза определяет общую форму тела, его положение в пространстве и ракурс. Каждое существо находится в какой-нибудь позе, даже само того не планируя, и эту позу можно изобразить схематично.

Поза представляет собой скелет, поэтому она включает суставы и кости, а некоторые части схематично сливаются в целое, для удобства восприятия. Нет единого правильного метода рисовать позы, но есть единая цель: представить скелет, в каком бы то ни было стиле. Лично я создаю позы сразу на основе мышечной массы существа.

Почему это так важно?

Поза – вроде минимальной единицы в анатомии. Если пропустите её создание, то вашему существу грозит бесхребетность. Да, может вам и повезет, и вы нарисуете позу удачно. Но часто ли вам будет везти? Талант и внтуреннее чутье помогут вам нарисовать что-то или кого-то. Но когда вас спросят: «как ты это делаешь?», что вы ответите? «Я просто так чувствую». Ага, да. И ничего не знаете. Всё просто: рисовать, обучаясь – залог понимания того, что вы рисуете.

Так что же талант, не уж-то не главное? Если вы не знаете, почему же ваш прекрасный рисунок выглядит прекрасно, вы наверняка не понимаете, почему ваши ужасные рисунки выглядят ужасно, и поэтому даже не догадываетесь, как исправить их. Вы можете поступить хитро: рисовать всегда в трех-четырех позах, которые у вас получаются, а остальные – избегать. Они ведь слишком сложные. И даже если вы станете популярным художником с кучей фанатов и лайков, в глубине души вы будете ощущать, что на этом прогресс закончится. Интуиция, талант, и всё, на что вы надеялись, дальше вас не повезут!

Прыжок в реализм

Над рисунком можно тщательно поработать: детально прорисовать животный мех, придать живой блеск глазам, но никакой естественностью пахнуть не будет. Возможно, на этапе скетча, в месиве спутанных линий будет проглядывать реалистичный образ, но дальше дело не пойдет. Так вот, первое, о чем стоит позаботиться, если мы нацелены на реалистичность, — правильно построенная поза. Можете мне не верить, но сама по себе поза может спасти рисунок, даже если вы рисуете… не очень!

Есть ли в вашей коллекции рисунок, над которым вы корпели так долго и вдохновенно, а получился он плохо? Отсканируйте его и попробуйте изобразить схематически позу поверх рисунка. Смотрите, как это сделала я: отметила кости и суставы, вышел простой и понятный рисунок. Теперь видите ошибки? Сейчас мы их исправим.

Кстати, ниже вы можете наблюдать мои первые рисунки драконов. Я рисовала их для друзей в далеком 2007, что мне было знать о драконах? Что мне было знать об анатомии? Я просто рисовала. И вот, пожалуйста: двойная грудная клетка, сломанная передняя лапа. Этого в планах у меня не было…

Универсальность скелета

Хотя каждое животное отличается своим особенным строением (с небольшими межвидовыми различиями), позвоночные обладают единой концепцией строения. Это значит, что части скелета универсальны, но их форма, расположение и функции различны. Изучив их, и внимательно посмотрев на животное, вы сможете нарисовать его правильно!

Из чего состоит поза

Хотя мы чаще рисуем в 2D, изначально формы следует представлять в уме в 3D. Таким образом, нам будет легче ими оперировать. А еще так легче следовать правилам перспективы.

Грудная клетка

Эта часть скелета состоит из ребер, но если животное здоровое и сытое, их можно не рисовать. Просто изобразите вытянутый шарик. Это будет самая большая составная часть тела, передняя часть туловища. На вершине шара будет находиться надплечье – небольшой овал, включающий линии ключицы и лопаток. Даже если у животного это место не выделено на теле, его следует отметить на позе, потому что к нему примыкают передние лапы.

Бедра

Бедра – это сложная структура, меняющая форму с разных ракурсов. К счастью, они встроены в тело, а это облегчит нам их рисование. Фактически, мы рисуем не их самих, а то, что они делают:придают форму задней части туловища, соединяют ноги, определяют положение хвоста. Можно изобразить их в виде шара и трех линий – одна для определения ширины, другие две – как пометки разных сторон. Шарики, которые пересекают эти линии – это места, откуда начинаются задние лапы.

Кости

Технически, весь скелет – совокупность костей, но нам необязательно рисовать все. Нас интересуют длинные ровные кости. Рисовать их можно ровными простыми линиями, которые соединяются суставами. Ширина роли не играет, а вот за длиной следите: это гарантия правильных пропорций.

Суставы

Суставы связывают две кости. В точках суставов кости можно двигать относительно друг друга (в определенной мере и направлении, конечно же). Суставы изображаются шариками на схеме позы.

Позвоночник

Позвоночник состоит из позвонков, что-то вроде ряда костей и суставов друг за другом. Мы можем изобразить его как линию, соединяющую голову, грудной и тазобедренный отдел воедино. Хвост – продолжение позвоночника у животного.

Череп

Череп варьируется между классами и видами животных, его детальное изображение отложите на потом, а для начала нарисуйте упрощенный прототип нужного размера.

Конечности

Хотя животные могут иметь четыре лапы, они не одинаковы. Локти передних лап (аналога человеческих рук) у животных направлены назад, а колени задних лап (аналога человеческих ног) направлены вперед. Удобно держать в голове, что эти основные суставы направлены к центру тела.

Конечность состоит из трех частей:

— плечо/бедро;

— предплечье/икра;

-кисть/стопа.

Так как многие животные ходят на пальчиках, это можно считать четвертой условной частью конечности.

Зная это, вы можете с легкостью сравнить тело животного со своим, и использовать себя как общий референс.

Уделяйте особое внимание рамкам возможного. Кость может двигаться в стороны до определенного предела, и если мы его переступаем, зрителю видится явный перелом.

Распространенная проблема при создании динамической позы – определить пропорции и положение трех составных частей конечности. Есть предложение! Лапы определяют направление конечности. Двигайте остальные части животной конечности вслед за кистью/стопой. Когда вы идете, вы ставите стопу на землю, а остальные части ноги следуют и содействуют этому. Вы редко двигаете локтями в ненужную кисти руки сторону. Ну разве что в спортзале. Так вот, почему же многие рисуют лапу/кисть/стопу в самом конце, если она – причина движения всей конечности в целом?

Что делать:

  1. Определите максимальную длину конечности и пропорции между её составными частями;
  2. Нарисуйте лапу где угодно в пределах радиуса движения и длины всей конечности;
  3. Разделите линию между лапой и телом на участки той же длинны, которую вы определили в самом начале. ;
  4. Нарисуйте остальные части конечности. Помните: чем больше расстояние, тем больше угол.

От холки до крестца

Позвоночник определяет общую линию силуэта. Он врастает в череп (сзади у животных и снизу у людей), затем спускается между лопаток, пересекает бедра и заканчивается кончиком хвоста. Подвижность разных животных может различаться, но вы снова-таки можете рассматривать свой позвоночник как референс. Кого бы вы не рисовали, лучше начинайте с позвоночника.

Основные позы

Лежачая поза

Лишь некоторые конечности будут видимыми у лежачего животного. Как же быть с длиной? Если вы научились работать с позами, то вам будет легко решить эту задачу. Не поленитесь и нарисуйте схематично положение всех конечностей, а затем определите, какие из них будут прикрыты телом.

Сидячая поза

Легкая поза, просто разместите задние лапы на полу, потренируйтесь оформлять складки бедер. Снова поразмыслите над тем, как и где тело будет прикрывать конечности.

Бег и прыжки

Лучшее, что можно предложить – понаблюдать за животными, чтобы понять, какой цикл движений они используют для перемещения в пространстве.

У меня готова поза, что дальше?

Так держать! Теперь вы можете покрыть тело мускулами, затем кожей и шерстью. Что бы вы дальше не творили с телом, оно будет выглядеть естественным, даже если ваша техника хромает. Надеюсь, я убедила вас, что поза – это важно, какое бы существо вы не рисовали. Даже фантастическое существо можно нарисовать реалистично, применив знания об универсальности скелета.

Хочу прокачать этот скилл!

Найди свои старые рисунки и попробуй их исправить 🙂

Правилами благоустройства, чистоты и порядка в городе Шахты определен порядок содержания домашних животных

В целях повышения санитарного, эстетического, экологического уровня города, обеспечения безопасности здоровья граждан, соблюдения надлежащей санитарно-эпидемиологической обстановки в городе, выработан определенный порядок содержания домашних животных.

Ответственность за содержание домашних животных возлагается на владельцев животных.

Обязательным условием содержания домашних животных является соблюдение ветеринарно-санитарных правил. На всех территориях города запрещается загрязнять места общего пользования отходами жизнедеятельности домашних животных.

При содержании кошек и собак должны выполняться следующие требования:
— граждане и организации — владельцы собак обязаны ежегодно, в течение апреля — октября, перерегистрировать имеющихся у них собак в ветеринарной лечебнице, получить на них регистрационное удостоверение. Вновь приобретенные собаки должны быть зарегистрированы в том же порядке в пятидневный срок;
— покупка, продажа собак или бесплатная передача их другому владельцу, показ на выставках допускаются только при наличии у владельцев регистрационного удостоверения, ветеринарных документов о состоянии здоровья собаки и отсутствии карантина;
— провоз собак разрешается в намордниках и на поводках в сопровождении взрослых лиц: в автобусах — не более одной собаки на площадке, в легковых таксомоторах — на мягкой подстилке, принадлежащей владельцу собаки. Провоз кошек разрешается в автобусах в хорошо закрытой корзине, ящике;
— спускать собаку с поводка разрешается только в специально отведенных местах для выгула, с агрессивных собак намордник не снимается;
— запрещается выгул животных на детских площадках, территориях дошкольных и учебных заведений, больниц;
— запрещается кормить безнадзорных животных (кошек, собак) на лестничных площадках и других местах общественного пользования.
Владельцы собак и кошек обязаны:
— содержать сторожевых собак на прочной привязи, спускать собак с привязи только при закрытых дворах, исключающих возможность их побега;
— выводить собак на лестничные клетки, во двор и на улицу только на коротком поводке и в наморднике;
— выгуливать собак в намордниках и на коротком прочном поводке;
— не появляться с собакой в магазинах, столовых, спортивных и детских площадках, рынках;
— не допускать загрязнения собаками или кошками улиц, дворов, квартир, лестничных площадок и других мест общего пользования в доме, во всех случаях экскременты собак и кошек немедленно убирать;
— при заболевании собаки или кошки обращаться в ветеринарную лечебницу;
— по требованию ветеринарной лечебницы доставлять собак и кошек для осмотра, диагностических исследований и предохранительных прививок;
— держать подвалы, чердаки и другие подсобные помещения домов закрытыми или оборудовать их сетками для предупреждения проникновения туда животных.

Содержание собак и кошек в отдельных квартирах, занятых одной семьей, допускается при условии выполнения ветеринарно-санитарных правил, а в квартирах, занятых несколькими семьями, кроме того, лишь при наличии согласия всех проживающих.

Запрещается содержать собак в подвалах, на балконах и лоджиях жилых домов.

Владельцы животных обязаны обеспечить такое поведение животного, которое бы не причиняло беспокойства и не представляло опасности для окружающих, исключало укусы и нападения животных на человека.

С целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний и нападения на людей безнадзорные животные подлежат отлову, при соблюдении установленного порядка, гуманности и мер безопасности. Работа по отлову безнадзорных животных на территории общего пользования производится специализированными организациями.

Отлову подлежат эпидемиологически опасные и агрессивные безнадзорные животные, стайные животные, а также все безнадзорные животные, находящиеся в местах, где их пребывание недопустимо (на территориях детских яслей, садов, школ, учреждений здравоохранения, спортивных сооружений, во дворах многоквартирных домов, рынков, в местах массового отдыха граждан, территориях общего пользования) без сопровождающего лица (в том числе имеющие ошейник), независимо от породы и назначения.

Внутреннее строение рыб — урок. Биология, Животные (7 класс).

Пищеварительная система

Пищеварительная система хорошо дифференцирована на отделы: рот (с зубами) — глотка — пищевод — желудок — кишка — анальное отверстие. 

 

У рыб имеются печень с желчным пузырём и поджелудочная железа, их соки помогают перевариванию пищи в кишечнике.

Дыхательная система

Дыхательная система расположена в области глотки. В глотке имеются жаберные щели, разделённые межжаберными перегородками, на которых расположены жабры (органы дыхания).

К четырём парам вертикальных костных жаберных дуг (выполняющих функцию опоры) прикрепляются жаберные пластины, разделённые на бахромчатые жаберные лепестки. Внутри них проходят тонкостенные, ветвящиеся на капилляры кровеносные сосуды. Через стенки капилляров идёт газообмен: поглощение из воды кислорода и выделение углекислого газа. Вода движется между жаберными лепестками благодаря сокращению мускулатуры глотки и движению жаберных крышек.

Со стороны глотки костные жаберные дуги несут жаберные тычинки. Они оберегают нежные жабры от засорения пищевыми частицами.

 

 

Кровеносная система

Кровеносная система рыб замкнутая. 

Сердце — двухкамерное, состоящее из \(1\) предсердия и \(1\) желудочка.

Через сердце проходит венозная кровь (содержащая углекислый газ).

Кровь насыщается кислородом и становится артериальной в жабрах.

  

 

У рыб \(1\) круг кровообращения:

венозная кровь от желудочка сердца через брюшную аорту по приносящим жаберным артериям поступает в жабры, где кровь становится артериальной (отдаёт углекислый газ и обогащается кислородом).

Артериальная кровь по выносящим жаберным артериям поступает в спинную аорту, снабжающую кровью внутренние органы.

В органах и тканях кровь отдаёт кислород, насыщается углекислым газом (становится венозной) и по венам поступает в предсердие сердца.

Нервная система

Центральная нервная система (ЦНС) состоит из головного и спинного мозга.

 

 

Головной мозг имеет пять отделов:

  • передний мозг;
  • промежуточный мозг;
  • средний мозг;
  • мозжечок;
  • продолговатый мозг.

У рыб хорошо развиты промежуточный и средний мозг, а также мозжечок. Передний мозг развит слабее, чем у вышестоящих классов животных.

Каждый отдел мозга выполняет свои функции. В разных отделах мозга находятся различные центры: в переднем — обоняния, контроля поведения животного и рефлексов; в среднем — зрения, в мозжечке — координации движений и равновесия, в продолговатом — слуха и осязания, а также центры регуляции дыхания, кровообращения, пищеварения.

Продолговатый мозг постепенно переходит в спинной мозг, представляющий собой длинный белый тяж. Он располагается в канале позвоночника. Этот канал образован отверстиями позвонков, соединённых друг с другом.

От головного мозга отходят черепно-мозговые нервы. Они обеспечивают работу органов чувств и некоторых внутренних органов.

От спинного мозга отходят спинномозговые нервы. Они регулируют согласованную работу мускулатуры тела, органов движения, внутренних органов.

Выделительная система

Органы выделения представлены лентовидными первичными почками.

Процесс выведения мочи состоит из следующих этапов. Кровь проходит по кровеносным сосудам почек, из неё отфильтровываются вредные вещества и образуется моча. Моча поступает по мочеточникам в мочевой пузырь, а из него по мочеиспускательному каналу выводится из тела.

 

Обрати внимание!

У подавляющего большинства костистых рыб конечным продуктом распада азотистых (в том числе и белковых) соединений, выводимым из организма, служит аммиак (как и у большинства беспозвоночных животных).

Аммиак намного токсичнее мочевины!

Двоякодышащие рыбы, впадающие в оцепенение при высыхании водоёмов (протоптерус), в активном состоянии выделяют аммиак, а в оцепенении — мочевину, накапливающуюся в организме. Она выводится после пробуждения рыбы.

Источники:

Биология. Животные. 7 кл.: учеб. для общеобразоват. учреждений / В. В. Латюшин, В. А. Шапкин. — М.: Дрофа.

Трайтак Д. И., Суматохин С. В.  Биология. Животные. 7 класс. — М.: Мнемозина.

Никишов А. И., Шарова И. Х.  Биология. Животные. 7 класс. — М.: Владос.

Константинов В. М., Бабенко В. Г., Кучменко B. C. / Под ред. Константинова В. М. Биология. 7 класс. — Издательский центр ВЕНТАНА-ГРАФ.

http://www.zooclub.ru/aqua/organizacia_kostnyh_ryb-5.shtml

Иллюстрации:

http://school-collection.edu.ru

У торговца рептилиями в «Короле тигров» отрывочное прошлое

Оставьте это в Интернете, чтобы определить контрабандистов экзотических животных! Неназванный торговец рептилиями в начале Tiger King был идентифицирован как Том Кратчфилд зрителями документального сериала, что в конечном итоге привело продюсеров в придорожный зоопарк Джо Экзотика.

На кадрах видно, как рептилии продаются в качестве домашних животных и перевозятся в крошечных пластиковых бадьях, после чего они попадают в грузовик покупателя рептилий и видят внутри снежного барса.

В то время как Tiger King преследовал крупных заводчиков кошек с известными нарушениями закона о защите животных, торговцы рептилиями, такие как Том Кратчфилд, наживаются на несчастьях рептилий.

Операция Хамелеон

Том Кратчфилд, наиболее известный своими продажами рептилий, был одним из многих торговцев рептилиями, уличенных в нарушениях Закона Лейси и Закона об исчезающих видах. Это пятилетнее расследование международной сети, занимающейся контрабандой экзотических животных, было проведено U.С. Служба рыбной ловли и дикой природы в 1990-е годы. Согласно пресс-релизу ведомства, обвиняемые, арестованные или привлеченные к уголовной ответственности включают лиц из США, Канады, Германии, Нидерландов, Южной Африки, Японии, Малайзии и Гонконга.

Кратчфилд, который признал себя виновным в 1999 году, занимался контрабандой в Соединенные Штаты редких рептилий, таких как мадагаскарские древесные удавы и мадагаскарские наземные удавы. Оба вида находятся на грани исчезновения в дикой природе из-за браконьерства и потери среды обитания. Кратчфилд признался в контрабанде более 200 рептилий, в том числе экзотических черепах.

После того, как он признал себя виновным по семи пунктам обвинения, он отсидел 30 месяцев в тюрьме, отработал 150 часов общественных работ и отбыл три года под надзором за сговор, контрабанду и нарушение Закона Лейси.

Бывший приговор за контрабанду

Том и Пенни Кратчфилд когда-то были крупнейшими торговцами и импортерами экзотических рептилий в Соединенных Штатах, но в 1995 году оба были осуждены за незаконный ввоз и намерение продать полосатых игуан Фиги.Тома приговорили к 17 месяцам тюремного заключения и штрафу в размере 10 000 долларов, а Пенни приговорили к годичному условному наказанию и штрафу в размере 2000 долларов.

Страдание в тишине

Торговля экзотическими животными имеет как законные, так и незаконные аспекты. Но законность значения не имеет; независимо от того, добыто ли животное браконьерами из дикой природы или рождено в неволе, законно или незаконно — это все жестоко.

Рептилии, такие как змеи, которых Кратчфилд был признан виновным в контрабанде в США, сильно страдают как экзотические домашние животные.Фактически, по крайней мере 75% домашних змей, ящериц, черепах и черепах умирают в течение одного года после того, как они стали домашними животными.

Отчет о защите животных в мире, Suffering in Silence , обнаружил, что более 3 миллионов питонов Болла были экспортированы из Бенина, Ганы и Того за 45 лет. Болловые питоны в Европе и Северной Америке разводятся в неволе и продаются на рынках рептилий в условиях, которые не удовлетворяют даже их самые элементарные потребности.

Рептилии — разумные дикие животные, которые могут чувствовать удовольствие, страдание, волнение, страх и боль.Их часто содержат в небольших минималистичных вольерах, где они не могут выполнять базовые естественные привычки, например растягиваться во всю длину.

Прекращение торговли экзотическими животными

Мы знаем, что люди часто покупают экзотических домашних животных, потому что они любят животных. Животные приносят радость в нашу жизнь, поэтому понятно, что мы хотим, чтобы они были частью нашего дома. Простой факт в том, что дикие животные принадлежат дикой природе, а не домашним животным.

Мы должны делить наши дома только с домашними животными, которые за тысячи лет эволюционировали, чтобы быть нашими товарищами, и, следовательно, чьи потребности могут быть полностью удовлетворены в этой среде.

Присоединяйтесь к World Animal Protection сегодня, дав обещание никогда не покупать диких животных. Подпишите нашу дикую природу. Не домашние животные сегодня.

Случайные зарисовки животных 🐎 Решила выучить …

Случайные наброски животных 🐎
Я решил научиться рисовать случайных животных и начал с оленя и жирафа. Я также впервые рисовал такое животное. И я думаю, что я неплохо поработал 😊
Для этого рисунка я использовал карандаши Drewent, черные тонировщики (+ один белый гель-пен) и один красный маркер.

жирафа чернила рисование точильщики графит Drewett карандаш альбом для рисования набросок зарисовка рисовать Рисование животные магикарт олень милый рисунок тушью дикий маркеры